Энциклопедия эпистемологии и философии науки

АКАДЕМИЯ НАУК РОССИЙСКАЯ

        АКАДЕМИЯ НАУК РОССИЙСКАЯ, АКАДЕМИЯ НАУК СССР (РАН, АН) — главное научное учреждение страны, обладающее системой исследовательских институтов и учреждений, обеспечивающих ее деятельность, формирующее по Уставу на общем собрании руководящие органы (Президиум РАН) и выбирающие Президента.
        В истории РАН можно выделить несколько периодов: 1) возникновение Петербургской АН; 2) превращение ее в Императорскую АН; 3) АН в СССР; 4) АН в постсоветской России.
        Возникновение РАН. Развитие при Петре I промышленности, флота, армии России, необходимость проведения и обобщения результатов географических, картографических, гидрографических работ потребовали создания учреждения, специально направленного на научные
        исследования. После поездок Петра I в европейские страны и ознакомления с опытом работы их Академий наук, он задумал создать этот институт в России. Контакты с Г. Лейбницем, который подготовил ряд записок о структуре АН, ее целях и регламенте (см.: Герье В. Сборник писем и мемориалов Лейбница, относящихся к России. Спб., 1873), проекты рус. промышленников и ученых (напр., кораблестроителя Ф.С. Салтыкова, историка В.Н. Татищева и др.), подчеркивавших необходимость создания АН, способствовали тому, что в последние годы царствования Петра развернулась интенсивная работа по приглашению иностранных ученых в Россию, формированию коллекции технических изобретений, по заказам на оборудование обсерватории, лабораторий физики, по выработке окончательного проекта АН. Этот проект, подготовленный Петром, обсуждался в Сенате 22 января 1724. Его новаторский характер состоял в том, что учреждение АН было объединено с созданием унта, т.е. научные исследования должны были сопровождаться учебной работой.Каждый академик должен был читать публичные лекции, а приданные ему студенты должны были быть учителями гимназии.
        Цели АН усматривались во «славе государства для размножения наук», которые «пользу имели, когда им удобные машины показаны и инструменты их исправлены будут», т.е. помимо научных исследований АН должна была способствовать развитию ремесел и прикладных разработок. Структура АН по этому проекту представлена в трех классах специальностей: математическом, физическом и гуманитарном; богословие было исключено из ее специальностей. Состав каждого класса был четко регламентирован. Император провозглашался протектором АН, но не вмешивался в ее управление (оно «само себя правит»), избирая «непременного» Президента на каждый год, финансового директора, управлявшего финансами, выделяемыми из бюджета. Подбор кадров АН — иностранных ученых — осуществлялся самим Петром и его помощниками Л. Блюментростом — будущим Президентом АН — и рус. дипломатами Б.И. Куракиным и А. Г. Головкиным. Целый ряд европейских ученых приняли приглашение работать в Петербургской АН: астроном Ж.Н. Делиль, математики Я. Герман, X. Гольдбах, Н. Бернулли, физик ГБ. Бюльфингер, Г. В. Рихман, физиолог Д. Бернулли, ботаник И. Амман, химик И. Г. Гмелин, которого вскоре сменил М. В. Ломоносов. Выдающуюся роль в АН сыграл Л. Эйлер. По Уставу 1747 гуманитарный класс был исключен из состава АН и передан академическому ун-ту. После смерти Петра I указом Екатерины от 7 декабря 1725 Президентом АН был назначен Блюментрост, чьи функции на деле выполнял И.Д. Шумахер. После его отстранения Президентами были Г. К. Кейзерлинг, И.А. Корф, К. фон Бреверн, вместо Шумахера был назначен А.К. Нартов — руководитель инструментальных мастерских. По уставу АН жалованье получали 34 ученых, служащих и студентов, в 1727 всех их было уже 80 человек, а в 1741 АН насчитывала 321 человека, подавляющая часть — в службах (типографии, переплетной, граверной мастерской и др.). Петербургская АН долгое время была единственной АН в Европе, где исследовательская работа стала профессией, обеспечивавшей средства к существованию. Она имела ряд императорских привилегий (в издании и рассылке трудов, в бесплатной пересылке писем, в налогах), собственное здание для собраний своих членов, которые проводились 2 раза в неделю, библиотеку (еекаталогв 1742 насчитывал 15 с половиной тысяч книг), кунсткамеру, мастерские по оснащению физического кабинета научными инструментами, выпускала ежегодные тома «Комментариев» (Commentarii Academiae scientiarum imperialis Petropolitanae; с 1747 «Новые комментарии»). Академический ун-тет и АН подготовили национальные кадры (С. Котельников, А. Протасов, Г. Теплов, СП. Крашенинников, А.Д. Красильников), которые вскоре заменили иностранных ученых.
        Главные результаты в АН были получены в математике (работы Эйлера, Н. Бернулли, Н. Гольдбаха), в гидродинамике (Д. Бернулли), в астрономии (Л. Делиль), в ботанике и зоологии (Гмелин, Г. Стеллер). В построенной в 1748 химической лаборатории Ломоносов осуществлял не только теоретические исследования, в частности по калометрии, но и опыты по производству цветных стекол. Результатом геодезических, географических и астрономических работ в АН стал «Атлас Российский». Были осуществлены описания флоры и фауны Сибири, Камчатки и др. регионов страны. В 1757 Академия художеств получила самостоятельный статус, а АН стала развиваться как центральное научное учреждение Российской империи.
        В 1724 было принято Положение об учреждении Академии наук и художеств, согласно которому ее главой был император, но реальную власть получал ее куратор, назначаемый императором. В 1747 был принят академический Устав, подписанный императрицей Елизаветой Петровной, которая назначала Президента АН. Эта норма действовала и позднее — и в подписанном Николаем I Уставе Санкт-Петербургской АН (1836), действовавшем до 1927, и в принятом в 1927 Уставе АН СССР, где фиксировалось, что президент АН избирается на пять лет общим собранием и утверждается Советом народных комиссаров, с 1930 — президиумом ВЦИК. В Уставе АН СССР 1935 вообще не указывалось, кем утверждается выбранный на общем собрании Президент АН, однако все кандидатуры утверждались на Политбюро ЦК ВКП (б), которое осуществляло контроль за выборами академиков с помощью созданной в 1928 комиссии по руководству выборами в АН СССР и партгруппы академиков, лояльных сталинскому режиму.
        АН в советский период. Место и функции АН определялись в соответствии с ее ролью в процессе модернизации, которая была не только запаздывающей, но и репрессивно-насильственной. В истории советской науки и АН можно выделить несколько периодов, в которых система управления АН, ее организационная структура изменялись, сохраняя свою автономию в условиях партийно-государственного давления, жестоких репрессий и идеологических кампаний.
        1. 1918—1921 — мобилизация и учет научных кадров страны и АН, потерпевших значительный урон в годы гражданской войны из-за голода, болезней и вынужденной эмиграции; создание по инициативе ученых научно-исследовательских институтов, ориентированных на решение практических задач. Примером может служить учреждение Высшего геодезического управления 15 марта 1919, что реализовало те проекты, которые были выдвинуты еще в 1882 П.П. Семёновым-Тян-Шанским и вновь в 1916 В.И. Вернадским, но так и похороненные бюрократами Императорской России. В 1919 Я.В. Самойлов создает Научный институт по удобрениям.
        2.1921—1930 — борьба за автономию АН, за формирование и развитие ряда новых научных направлений и их институциализацию в условиях становления бюрократическо-административной системы управления страной, против ее «идеологизации»; усиление партийно-государственного контроля за научными исследованиями АН, предполагавшего как «завоевание командных высот», прежде всего в области общественных наук, и подготовку «идеологически верных» кадров высшей квалификации (напр., Коммунистическая Академия, Институт Красной Профессуры и др.), так и чистку кадров (от высылки из страны до запрета на профессии) и разгром ряда неугодных направлений (философии, педологии, рефлексологии).
        3.1930—1940 — складывание номенклатурного тоталитаризма, для которого характерны, в том числе, отчуждение всех ресурсов и их государственное перераспределение, «большевизация науки» по всему фронту исследований, формирование государственной политики в области науки, создание новых отделений, филиалов и институтов АН, ориентированных на решение непосредственных практических задач. Стратегические цели этой политики ориентировали, прежде всего, на узкопрактические запросы создания промышленной базы страны, особенно военной промышленности, и сельского хозяйства, разгромленного за годы коллективизации; на складывание организационно-идеологического феномена «советской науки», противопоставляемой «буржуазной науке» и превратившейся в чудодейственное средство «магов от политики». В этот же период уже сложилась практика «планирования» научных исследований, возможно применимая к техническим разработкам, но отнюдь не к теоретическим исследованиям; были осуществлены первые судебные процессы против ученых (дело краеведов, историков и др.), начала активно проводиться политика изоляции советской науки от зарубежной, о чем свидетельствует дело академика Н.Н. Лузина (лето 1936). В 1935 в АН создано Отделение технических наук и в его составе ряд научно-исследовательских институтов (Институт машиностроения и др.). Попытка руководства АН легитимировать ее автономию на мартовской (1936) сессии АН СССР с помощью нового дискурса, проводившего различие между фундаментальными и прикладными исследованиями, и ориентации академической науки на фундаментальные разработки не удалась не только из-за конфликтов между «университетской» и «академической» наукой, между «академической» и уже возникшей «ведомственной» наукой (напр., НИИ тяжелой промышленности), но и из-за атмосферы страха и подозрительности, репрессий ученых и закрытия ряда институтов и лабораторий (Институт экспериментальной биологии, Институт генетики и др.), приведших к ликвидации многих перспективных научных направлений (от популяционной генетики до генетики человека).
        4) 1941—1945 — ориентация науки и АН на выполнение оборонных заказов (магнитной дефектоскопии металлов, радиолокации, аэродинамики, физики направленного взрыва, создание новой авиационной техники, новых образцов стрелкового и автоматического оружия и т.д.), которая привела к росту влияния на АН выдающихся специалистов-техников, в том числе руководства Министерства среднего машиностроения, Министерства обороны и др., к включению их в состав АН, а позднее — к созданию Отделения технических наук в АН. Вынужденное условиями войны сужение фундаментально-теоретических исследований было преодолено вместе с формированием в последние годы войны советского атомного проекта, объединившего в себе математиков, физиков-теоретиков, физиков-экспериментаторов, химиков и др. специалистов различных областей науки и техники. Вместе с тем это была новая форма «прорывной» организации научных исследований, позволившая решать сложные научно-технические задачи в короткие сроки.
        5) 1945—1954 — окончательное складывание номенклатурного тоталитаризма, единой централизованной бюрократическо-административной системы управления наукой, контроля за эффективностью научной работы (утверждение тем НИИ, сроков их исполнения, планирование объема бюджета за год, подбор кадров осуществлялись в Президиуме), создавшая механизмы как поддержки и вознаграждения ученых (от Сталинских премий до премий разовых), так и санкций против них (научные суды, идеологические кампании, шельмование в прессе), различные формы привилегий, соответствующих рангу в иерархии в должностной и отраслевой системах. Возросла и роль идеологического контроля, прежде всего в тех областях науки, которые были далеки от непосредственного практического приложения (философия, генетика, физиология). Начиная с августовской сессии ВАСХНИЛ (август 1948) были проведены различные сессии АН по борьбе с идеализмом в физиологии (1950), квантовой химии; готовилась такая же сессия и относительно современной физики. Расширение «секретных» исследований, страх перед научно-техническим шпионажем, условия «холодной войны» — все это вело к международной изоляции науки в СССР. В 1949 был учрежден Ученый секретариат Президиума АН (его председателем был «лысенковец» И.Е. Глушенко), функциями которого были идеологический и организационный контроль над академическими институтами.
        6) 1954—1964 — борьба за автономию АН и за ее ориентацию на фундаментальные исследования в противовес партийно-государственным инстанциям, которые стремились сохранить организационный и идеологический режим в науке. Письма П.Л. Капицы в ЦК КПСС в апреле 1954, поднявшего вопрос о приоритете фундаментальных исследований в АН, об изменениях в условиях научной работы и государственной политики управления наукой послужили одним из импульсов заседания Президиума АН 4 июня 1954 и вызвали полемику на самом заседании (среди противников переориентации АН на фундаментальные исследования были президент АН А.Н. Несмеянов, академики М. В. Келдыш, B. C. Немчинов). Но все же организационные преобразования в АН назрели, поэтому были созданы комиссии по пересмотру штатного расписания АН, по децентрализации ее управления. В частности, комиссия И.В. Курчатова, доклад которой был заслушан на Президиуме 11 июня 1954, отметила, что теоретические исследования в ядерной физике в СССР отстают от тех, что проводятся в США, а они-то приобрели государственное значение и нуждаются во всемерном развитии. В секретном постановлении от 9 июля 1954 был предложен ряд мер для преодоления серьезного отставания в теоретических исследованиях: создание новых лабораторий, увеличение числа физических журналов, числа аспирантов и студентов по теоретической физике. В записках А.Н. Несмеянова, В. А. Малышева (в то время председателя Госкомитета по новой технике) и В. П. Елютина (министра образования СССР) в ЦК КПСС проводилась мысль о необходимости разделения фундаментальных и прикладных исследований, сосредоточения фундаментальных исследований в АН и вузах, а в отраслевых научно-исследовательских институтах заниматься применением новых научных открытий в промышленности. В проведенных после XX съезда КПСС активах научных сотрудников в ряде городов страны была дана критика управления наукой, «лысенковской биологии» и ее защитников (Л.А. Арцимович, Д.Н. Насонов, В.Н. Тихомиров), предложены передача ряда управленческих функций от Президиума бюро Отделений, расширение полномочий директоров институтов, всемерное развитие международного сотрудничества и др. Позиция Президиума АН встретила критику со стороны руководителей Отделения технических наук (директора Института механики А.А. Благонравова, директора Института комплексных транспортных проблем Т.С. Хачатурова и др.). В этот период начинается рост международных контактов АН, почти прекращенных при Сталине. Если в 1955 АН входила в 18 международных организаций, то в 1964 — в 108. Для перевода зарубежной научной литературы было организовано издательство «Мир», создан Институт научно-технической информации. На страницах прессы статьей Н.Н. Семёнова («Известия» от 9 августа 1959), предложившего исключить Отделение технических наук из состава АН, сократить число Отделений, радикально перестроить систему снабжения академических институтов, была развернута дискуссия о реорганизации АН, в которой участвовали А.Н. Бардин, А.А. Благонравов, И.И. Артоболевский, Б.С. Стечкин, Б.Н. Петров, А.И. Алиханов, И.Е. Тамм и др. Перестройка структуры АН, начатая Президиумом, не удовлетворила Н.С. Хрущёва, и он инициировал Постановление ЦК КПСС и Совета министров от 3 апреля 1961, которое исключило из состава АН Отделение технических наук (7 ее филиалов, 51 исследовательских институтов с числом сотрудников 29 тысяч человек — треть всего состава Академии). 15 июня 1961 был избран новый Президент АН — М.В. Келдыш. Но реформа АН не решила проблему внедрения научных разработок в советскую промышленность, фригидную по отношению к инновациям и техническим нововведениям, и не нашла необходимого сочетания фундаментальных и прикладных исследований в АН.
        7) 1964—1984 — период номенклатурного авторитаризма с его идеологией стабилизации и амбициозных научно-технологических проектов, возглавляемых выдающимися учеными-организаторами, когда наука и АН завоевали своими успехами в ряде областей (прежде всего в освоении космоса) высокий престиж в государстве, управление АН и естественно-научные исследования показали свою эффективность, что в немалой степени было связано с высоким рангом академического ученого и фундаментальных разработок АН, с расширением не только финансирования науки, но и всего фронта научных исследований в стране, прежде всего в АН. Был создан ряд новых академических институтов (ИНИОН, Институт социологии и др.) и научных обществ, ряд институтов были возвращены в АН, в том числе Отделение технических наук с ее институтами (Институт машиноведения и др.). Выросло международное сотрудничество ученых СССР. Академические ученые начали участвовать в международных проектах (напр., в исследованиях по геному человека, в океанографических, климатологических и экологических исследованиях). Однако подчинение науки задачам развития военно-промышленного комплекса и строительства социализма обернулось милитаризацией естествознания и идеологизацией социальных наук, а в конце этого периода привело к резкому сужению ресурсной базы поддержки и роста науки.
        8) 1984—1991 — кризис номенклатурного авторитаризма привел к формированию номенклатурной демократии, выступившей в краткий период перестройки под знаменем «социализма с человеческим лицом» и гласности. Развернувшаяся в этот период критика прежних способов управления, в том числе и в АН, попытки перестроить его на выборных началах, формирование национальных и региональных элит из слоев номенклатуры «среднего звена» привели к демонтажу Советского Союза, к его распаду, а вместе с ним и к расходу АН СССР, к выделению из ее состава национальных академий, в том числе и РАН.
        Если в России в 1913 было 298 научных учреждений, а в АН— 41 учреждение со 154 сотрудниками, то в 1933 было 658 институтов с числом научных работников 48745. Распад СССР и АН СССР имел катастрофические последствия для судеб науки и АН. Резко сократилось финансирование науки (если в 1970 финансирование науки составляло 1, 8 2 % ВНП — в развитых капиталистических странах в 1,5—2 раза выше, — то сейчас шоковое сокращение финансирования ограничивается 0,37% ВНП, а академической науки — 0,1% ВВП). Создание научных фондов — РФФИ и РГНФ, — хотя и способствовует выживанию науки и поддержке механизмов ее самоорганизации, однако они финансируются из госбюджета на науку, и гранты невелики, причем они облагаются налогами. Это привело к «бегству из науки» наиболее инициативных и квалифицированных кадров, к «утечке мозгов» как за рубеж, так и в др. (более доходные) сферы деятельности. В 1990 в России было 1227,4 тысяч человек, работающих в науке, а в 1998 — 492,4 тысяч человек, т.е. произошло сокращение в 2, 5 раза. Резкое изменение возрастной структуры исследователей, феминизация сферы НИОКР, сужение притока молодежи в науку, падение престижа труда ученого и науки требуют экстренных мер по притоку молодых научных кадров в АН, по резкому увеличению финансирования науки в стране; в противном случае судьба науки в России будет трагичной, а последствия этих негативных тенденций будут сказываться многие десятилетия. Реформа АН, осуществляемая в наши дни, не привела к созданию инновационной структуры науки, а свелась пока лишь к сокращению числа академических институтов и научных кадров, к сужению фронта научных исследований и к новому
        давлению на ученых под демагогическим лозунгом повышения эффективности академических исследований.
        Структура РАН. В настоящее время РАН насчитывает 4 2 6 научных учреждений с численностью 113629 человек, в том числе научных работников 55903 человек. Среди научных работников 9879 докторов наук, 26443 кандидатов наук и 18742 сотрудников без степени. Членов РАН 1211 человек, в том числе 493 академика и 718 членов-корреспондентов. В аспирантуре РАН в 2005 училось 8555 человек. Общее собрание РАН избирает Президиум во главе с Президентом РАН. РАН насчитывает 9 отделений: 1) математических наук, 2) физических наук, 3) информационных технологий и вычислительных систем, 4) проблем энергетики, машиностроения, механики и процессов управления, 5) химических наук и наук о материалах, 6) биологических наук, 7) наук о Земле, 8) общественных наук, 9) историко-филологических наук. Создан ряд региональных отделений (Дальневосточное, Сибирское, Уральское) и научных центров (Амурский, Камчатский, Северо-Восточный и др.).
        А.П. Огурцов


Ещё