Энциклопедия эпистемологии и философии науки

ВОСПРИЯТИЕ

        ВОСПРИЯТИЕ — форма чувственного познания, субъективно представляющаяся непосредственной и относящаяся к предметам (физическим вещам, живым существам, людям) и к объективным ситуациям (к взаимоотношениям предметов, движениям, событиям). Для В. характерно специфическое переживание прямого контакта с реальным миром (чувство реальности воспринимаемого). В. отличают от ощущения, которое характеризует не целостный предмет, а лишь отдельные качества, свойства, а также от мышления как сознательного размышления, анализа, как интерпретации, поскольку мышление представляет собой опосредованную деятельность, а его результаты (абстракции, понятия, идеализации, теоретические объекты, идеи, теории и т.д.) могут и не восприниматься непосредственно. В. отличается также от наглядных образов представлений, которые, будучи субъективно непосредственно данными, вместе с тем не сопровождаются чувством прямого контакта с реальным миром.
        В. интересовало философию как вид знания, занимающий определенное место среди других его видов. Для рационалистов (Р. Декарт, Б. Спиноза и др.) В., которое они четко не отделяли от ощущения, либо вообще не относится к знанию, либо рассматривается как «смутное знание» и уж во всяком случае не может лежать в основе познания. Контакт с реальностью, переживаемый в В., является, с этой точки зрения, мнимым. Для представителей эмпиризма именно в В. следует искать обоснование всей системы знания в целом. А поскольку, как показывает опыт, В. может вести к заблуждению, порождать иллюзии, необходимо было в составе самого В. выделить такие его компоненты, которые являются несомненными и непосредственными. Так, в философии эмпиризма были выделены элементарные «атомы» чувственного познания — ощущения. Согласно этой концепции, В. строится из ощущений на основе законов ассоциации, которые были сформулированы сначала Д. Юмом и Д. Гартли, а затем изучались в экспериментальной психологии 19 — начала 20 вв.В отличие от ощущения, В. предполагает некоторую деятельность ума, но степень его активности в этом случае минимальная, так как ассоциации между ощущениями не столько обнаруживаются, сколько навязываются самим опытом.
        В 20 в. многие философские предпосылки, лежавшие в основе классического понимания В. в философии и психологии, были пересмотрены. Этот пересмотр шел по следующим линиям.
        1. Прежде всего, это отказ от понимания В. как соединения атомарных чувственных содержаний — ощущений — и интерпретация В. как целостного и структурного. Впервые такой подход был сформулирован гештальтпсихологами, а впоследствии был принят с теми или иными модификациями и другими направлениями в психологии. В этой связи В. понимается не как результат более или менее активной деятельности ума, а как нечто непосредственно данное. Характеристика данности, приписывавшаяся ранее ощущению, считается в рамках данной концепции чертой В. Однако если с классической точки зрения ощущение не только непосредственно, но и несомненно и безошибочно, то с точки зрения гештальтпсихологии В., будучи непосредственным, в то же время может приводить к ошибкам, иллюзиям.
        2. Другие направления в исследовании В. в противовес гештальтпсихологии подчеркивали как раз его активный, конструктивный характер. Но эта активность была понята по-новому в сравнении с ее классическим пониманием. Активность субъекта в построении В. состоит не просто в констатации ассоциаций (как считала классическая философия и психология), а в решении интеллектуальных задач. При этом интеллект имеет дело не с ощущениями или чувственными данными, а с сенсорной информацией, которая им не просто перерабатывается, а организуется в определенные структуры; в частности те, с которыми имели дело гештальтпсихологи. Дж. Брунер, Р. Грегори, а вслед за ними другие представители современной когнитивной психологии, исходят из того, что процесс В. — это процесс категоризации, осмысления воспринятого. Это процесс принятия интеллектуального решения, вне которого В. не существуют. Это решение, которое не осознается (и поэтому субъекту В. предстает как что-то непосредственно данное), возможно лишь на основе отнесения воспринимаемых предметов к тому или иному классу объектов, к той или иной категории — от таких, как «стол», «стул», «дерево» до категорий предмета, движения, причинности и т.д. Некоторые из этих категорий (выступающих в роли перцептивных гипотез, перцептивных эталонов) являются продуктом опыта; другие имеют врожденный, доопытный характер. Дж. Брунер относит к последним время, пространство, движение, тождество, причинность, эквивалентность и др. Вот почему В. (и выделенные на его основе отдельные чувственные качества предмета) имеет не только индивидуальный, но и «родовой», обобщенный характер, т.е. выступает как представитель определенной чувственной универсалии. Таким образом, в современной когнитивной психологии происходит в какой-то форме возвращение к тому пониманию опыта, которое формулировал такой критик эмпиризма, как И. Кант.
        Ряд современных философов (Н. Хэнсон и др.) указывают на условность различения осознаваемой и неосознаваемой интерпретации (поскольку первая может с течением времени переходить во вторую) и в этой связи — на относительность суждения о том, что считать воспринимаемым. Так, согласно Т. Куну, концептуальная парадигма задает стереотип В., поэтому хорошо овладевший ею ученый непосредственно воспринимает некоторые теоретические сущности (напр., смотря на показания амперметра, видит не просто движение стрелки прибора, но силу тока в цепи и т.д.). С этой точки зрения, смена парадигмы приводит к новому способу В. мира.
        3. Интересная концепция В., которая в то же время наиболее радикально порывает с некоторыми фундаментальными установками философской и психологической традиции его изучения, принадлежит Дж. Гибсону. Последний обращает внимание на две особенности понимания В., которые до сих пор разделяли все его исследователи — философы и психологи, в том числе и работавшие в 20 в. Это, во-первых, мнение о том, что существует не только процесс В. (обычно нами не осознаваемый), но и отдельно данный его результат, продукт, перцепт, образ воспринимаемой реальности. Во-вторых, это тезис о том, что перцепт существует в мире сознания субъекта. Дж. Гибсон исходит из того, что В. — это не некий «идеальный предмет», перцепт, образ, существующий в субъективном мире воспринимающего, а активный процесс извлечения информации об окружающем мире. Этот процесс, в котором принимают участие все части тела субъекта, включает активные реальные действия по обследованию воспринимаемого окружения. Извлекаемая информация — в отличие от сенсорных сигналов, которые с точки зрения старых концепций В. порождают отдельные ощущения — соответствует особенностям самого реального мира. В., понятое как активный процесс извлечения информации, презентирует субъекту те качества внешнего мира, которые соотносимы с его потребностями и которые выражают разные возможности его деятельности в данной объективной ситуации.
        4. В ряде важных отношений к концепциям Дж. Гибсона и У Найссера близко истолкование В. в исследованиях отечественных психологов за последние 40 лет.
        Отличительная особенность этих исследований — выявление связи В. с деятельностью и действиями субъекта. В этой связи была разработана концепция перцептивных действий (В.П. Зинченко ввел понятие продуктивного В.), а также специально исследовался процесс формирования перцептивных эталонов (схем); при этом анализировалось влияние на данный процесс социальных и культурных правил (А.В. Запорожец, В.П. Зинченко). А.Н. Леонтьев подчеркнул роль амодальной схемы мира («образа мира») как необходимого условия каждого отдельного В. и взаимодействие с этой схемой амодальной схемы тела субъекта. Таким образом, В. внешнего мира предполагает самовосприятие субъекта. Последнее относится не к В. внутренних содержаний сознания (как считается, в частности, в феноменологии), а к В. тела субъекта и его места по отношению к другим предметам и событиям.
        Таким образом, в большинстве направлений современной философии и психологии (при всем их различии между собой) существует нечто общее в понимании В.: истолкование его как вида знания. Это обстоятельство весьма существенно, т.к. в традиционной философии В., как правило, не рассматривалось в качестве знания, а в лучшем случае понималось (философами-эмпириками) как предпосылка и источник последнего. Такое понимание было связано с истолкованием В. в качестве более или менее пассивного результата сенсорных данных.
        Будучи знанием, В. не может вместе с тем рассматриваться в качестве просто «низшей ступени познания». Конечно, мышление, выходящее за рамки В., может иметь дело с таким содержанием, которое непосредственно не воспринимается (хотя, как следует из вышеизложенного, В. тоже является видом мыслительной деятельности). Вместе с тем в В. сознанию презентировано такое содержание, которое отсутствует в мышлении, не включеном в состав В. Оно обеспечивает наиболее прямой контакт с окружающим реальным миром и возможность его непосредственного обследования. Наконец, некоторые абстрактные сущности в определенных условиях тоже могут восприниматься.
        В.А. Лекторский
        С гносеологической точки зрения В. выступает как репрезентация (воспроизведение), или образ действительности. По отношению к субъекту оно принимает вид переживания и структурируется в соответствии с его потребностями, намерениями, ценностями и ожиданиями. В. совершается, формируется, развивается и проявляется в разнообразных формах активности человека (поведении, деятельности, общении). Морфо-физиологическую основу перцептивных явлений образуют констелляции сенсорных систем.
        В. обладает свойствами предметности, целостности, константности, анизотропности, категориальности. Предметность выражает отнесенность содержания образа к явлениям объективной действительности. Целостность характеризует устойчивость отношений его частей, константность — независимость от условий В. Что касается анизотропности, то элементы действительности, вызывающие интерес, воспринимаются наиболее полно и адекватно, а элементы фона подвержены искажениям. Благодаря категориальности, в В. представлены отношения вещей друг к другу и к воспринимающему их субъекту.
        Хотя традиционно В. относят к числу познавательных процессов, в его порождение включаются состояния (установки, эмоции, внимание, волевой компонент), психические образования (перцептивный опыт, умения, навыки) и свойства личности (перцептивные способности, черты характера, направленность). В. тесно связывают с представлениями, мышлением и речью. Совокупность внутренних условий В. образует апперцептивный комплекс.
        Онтологически В. представляется как разнокачественная молярная единица, включенная в контекст жизни индивида и имеющая опору как во внешнем, так и во внутреннем мире. Выделяются три взаимосвязанных плана В.: 1) собственно феномен, 2) преобразованная форма психики, в которую он включен (апперцептивный комплекс), и 3) структурное основание, обеспечивающее возможность их проявления (субъект В., его объект и способы их взаимодействия). В силу целостной природы перцептивных явлений их нельзя свести ни к отдельным характеристикам (к образу, переживанию, действию или функции), ни к их внешнему объединению (см. Аннерценция).
        Согласно традициям психологии сознания, В. рассматривается как квазиинтеллектуальный процесс построения чувственной картины действительности. Он опирается на основания двоякого рода: на «сенсорное» (констелляции ощущений,которые вызываются раздражением органов чувств) и «интеллектуальное» (формы организации чувственности, предметные значения, предварительное знание о мире). В силу многозначности стимуляции ощущения несут неадекватную информацию, нуждающуюся в дополнительной обработке. Это достигается с помощью «бессознательных умозаключений» ( Г. Гельмгольц), тесно связанных с движениями органов чувств (глаз, рук, головы).
        С точки зрения гештальтпсихологии В. обусловлено организацией феноменального поля. Воздействия среды преобразуются в целостные структуры — гештальты, подчиняясь законам «прегнантности», «сходства», «общей судьбы» и др.; независимых, или «чистых», ощущений не существует. В любой момент времени элементы феноменального поля стремятся к состоянию равновесия, которое характеризуется простотой, симметричностью, завершенностью и осмысленностью. Принципы организации феноменального поля аналогичны принципам организации физических полей (гравитационного, электромагнитного и др.)
        В рамках генетического подхода В. открывается как собственное развитие чувственного образа, которое проходит ряд закономерных фаз и стадий: от глобального и недифференцированного переживания действительности до предметно-оформленного детального содержания.
        Зависимость В. от характера и параметров стимуляции находится в центре внимания бихевиористски ориентированных исследований. Наиболее глубоким представляется экологический подход, постулирующий существование упорядоченного потока энергий, в который «погружен» активный реципиент — наблюдатель, слушатель и т.д. Поток содержит инвариантные структуры, в которых заключена необходимая информация об окружающей среде и о самом индивиде. Благодаря специализированным детекторам, настроенным на регистрацию инварианта, полезная информация непосредственно (без какой-либо обработки) становится достоянием индивида. С этой точки зрения, В. описывается как поиск и сбор реципиентом информации, необходимой для организации поведения.
        Когнитивная психология полагает В. как процесс приема и переработки чувственной информации. На первом этапе создается «сенсорный слепок» стимуляции, воздействующей на органы чувств, — иконический или эхоический образ. На втором происходит распознавание образа, т.е. отнесение его к определенной категории. Более поздние концепции постулирует существование когнитивной структуры (схемы, плана, сценария, карты), обеспечивающей сбор и использование информации о внешней среде. В. описывается как непрерывный циклический процесс, включающий антиципацию необходимой информации, ее выделение из среды, организацию в рамках направляющей схемы, и двигательную активность, содействующую получению новой информации. Близким к понятию схемы является понятие конструкта, или обобщенного средства интерпретации, прогнозирования, селекции и оценки воспринимаемых событий; процесс В. открывается как создание или актуализация реципиентом адекватной системы конструктов, замкнутых на структуру личности.
        С точки зрения деятельностного подхода, В. рассматривается как формирующаяся при жизни система перцептивных действий. Она «вырастает» из практической деятельности, сохраняет ее принципиальное строение и подчиняется ее предмету. Построение чувственного образа, его проверка и коррекция осуществляются посредством уподобления динамики органов чувств (ощупывание, прослеживание контура, интонирование) параметрам воспринимаемого предмета. Подобно тому как практическая деятельность человека опосредствуется орудием, перцептивная деятельность опосредствуется общественно выработанной системой эталонов, которые присваиваются индивидом в ходе развития и сенсорного обучения.
        Способы реконструкции перцептивного процесса по-разному сочетаются друг с другом, далеко не всегда выступая в «чистом виде». Каждая из концепций берет изучаемое явление в каком-либо одном измерении, приоткрывая его отдельные «виды» или проекции.
        В.А. Барабанщиков
        Лит.: Мах Э, Анализ ощущений и отношение физического к психическому. М., 1908; Кант И. Пролегомены ко всякой будущей метафизике // Кант И. Сочинения: В 6 т. М., 1965. Т. 4. Ч. 1; Юм Д. Исследования о человеческом познании // Юм Д. Сочинения: В 2 т. Т. 2., М., 1965; Грегори Р. Разумный глаз. М., 1972; Кун Т. Структура научных революций. М., 1975; Леонтьев А.Н. О путях исследования восприятия // Восприятие и деятельность. М., 1976; Брунер Дж, Восприятие // Брунер Дж. Психология познания. М., 1977; Лекторский В.А. Субъект, объект, познание. М., 1980; ГибсонДж. Экологический подход к зрительному восприятию. М, 1988; Мерло-Понти М. Феноменология восприятия. СПб., 1999.

Синонимы:
апперцепция, аудирование, воспринимание, воспринятие, дежавю, интерорецепция, красковосприятие, мировосприятие, оценка, перцепция, понимание, рецепция, речевосприятие, созерцание, тепловосприятие, уяснение, фонорецепция, цветовосприятие



Ещё