ОБОРОТНАЯ СТОРОНА ЗЕРКАЛА. ОПЫТ ЕСТЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ПОЗНАНИЯ

        «ОБОРОТНАЯ СТОРОНА ЗЕРКАЛА. ОПЫТ ЕСТЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ПОЗНАНИЯ» («Die Rtickseite des Spiegels: Versuch einer Naturgeschichte menschlichen Erkennens») — книга австрийского этолога Конрада Лоренца, одного из основателей эволюционной эпистемологии, опубликованная в 1973 г. (рус. пер.: М., 1998).
        Оборотной стороной зеркала Лоренц называет познавательную способность человека. «Еще и в наши дни реалист смотрит лишь на внешний мир, не сознавая, что сам он — его зеркало. Еще и в наши дни идеалист смотрит лишь в зеркало, отворачиваясь от реального внешнего мира. Направление зрения мешает обоим увидеть, что у зеркала есть не отражающая оборотная сторона — сторона, ставящая его в один ряд с реальными вещами, которые оно отражает: физиологический аппарат, функция которого состоит в познании внешнего мира, не менее реален, чем этот мир». Теорию познания Лоренца называют также биоэпистемологией, поскольку сама жизнь характеризуется им как познавательный процесс, как «когногенез». Такой подход нацелен на объяснение генезиса наших когнитивных структур от уровня инстинктов и чувственного восприятия до уровня практического мышления и познания. Наше знание отнюдь не исчерпывается научным знанием, а тем более не начинается с него. Как объясняет Лоренц, научному знанию предшествует гораздо более древнее и более необходимое людям знание об окружающем мире, о человеческом обществе и о самих себе, составляющее сокровищницу культуры. Само существование человека и общества и есть познавательный — когнитивный — процесс, основанный на присущем человеку исследовательском, любознательном поведении. Это поведение, благодаря которому уже маленький ребенок приобретает колоссальное знание об окружающем мире, человек разделяет с другими животными. Необходимо выяснить, какие общие формы поведения присущи человеку и животным, чем и занимается этология.
        В книге исследование познавательного поведения начинается с амебы и постепенно переходит к более сложным организмам вплоть до человека.При этологическом подходе становится очевидным, что каждый акт познания есть взаимодействие между некоторой частью мира, внешней по отношению к организму, и самим организмом или теми его органами, функцией которых является познание. Еще Кант, в отличие от эмпириков Локка и Юма, полагал, что человек от рождения обладает некоторыми основными формами мышления, на которые накладывается приобретенный им жизненный опыт. Априорное знание, т.е. знание, предшествующее всякому опыту, состоит, по его мнению, из основных идей математики и логики. Тезис о том, что человек рождается некоторым образом оснащенным для познания, что его разум не является на свет в виде tabula rasa, как думали эмпиристы, получает дальнейшее развитие в концепции Лоренца. Согласно ей, врожденное знание существует и имеет своим материальным носителем человеческий геном, но это знание не имеет вида математических или логических понятий и вообще не доставляет человеку готовой «информации о мире», а состоит из структур, делающих возможным усвоение такой информации. Собственная эпистемологическая установка Лоренца — гипотетический реализм. Наблюдения и эксперименты над внешним миром доставляют нам множество фактов, описывающих «внесубъектную реальность», т.е. реальность, одинаково признаваемую всеми наблюдателями. Ученый пытается объяснить эту реальность с помощью теорий, устанавливающих закономерности в этом множестве фактов. Теория возникает не из простого накопления и классификации фактов, а из гипотез, изобретаемых исследователем и подлежащих опытной проверке. Каждая такая гипотеза является интуитивной догадкой, стимулируемой не только наблюдаемыми фактами, но и другими, уже успешно подтвержденными гипотезами. Истина, по Лоренцу, есть рабочая гипотеза, способная наилучшим образом проложить путь другим гипотезам, которые сумеют объяснить больше.
        Вопросы о природе человека, о его месте в мире, о судьбах человечества всегда волновали Лоренца, но он подходил к их исследованию не с умозрительных, а с естественнонаучных позиций, используя данные созданных им дисциплин — эволюционной теории познания и эволюционной теории поведения. В конце книги он утверждает, что в наше время впервые в истории появилась надежда достичь естественнонаучного понимания сложнейшей живой системы — человеческого общества.
        О.Е. Баксанский


Энциклопедия эпистемологии и философии науки 

T: 0.060913816 M: 1 D: 1