search
O А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Э Ю Я 
НАУКОУЧЕНИЕ
        «НАУКОУЧЕНИЕ» («учение о науке», «наукословие») (Wissenschaftslehre) — философское учение И. Г. Фихте, новые редакции которого он неоднократно предлагал в период с 1794 по 1813 («О понятии наукоучения, или о так называемой философии», 1794; «Основы общего наукоучения», 1794; «Первое введение в наукоучение», 1797; «Второе введение в наукоучение», 1797; «Опыт нового изложения наукоучения», 1797; «Ясное, как солнце, сообщение широкой публике о подлинной сущности новейшей философии», 1801; «Наукоучение», 1801; «Наукоучение», 1804; «Сообщение о понятии наукоучения», 1806; «Факты сознания», 1810; «Наукоучение в его общихчертах», 1810; и др.; некоторые манускрипты опубликованы лишь после смерти Фихте). Определяя «Н.» как «просто науку» или «науку о науке вообще» Фихте И.Г. Сочинения: В 2 т. Т. 1. СПб., 1993. С. 22), Фихте высказывал претензию на замену этим термином понятия философии.
        Характеризуя «Н.» как науку не о фактах, а о знании, Фихте выдвинул задачу преобразования кантовской трансцендентальной философии в единую философскую систему, построенную из одного принципа — из Я. Он писал: «Все наукоучение, как трансцендентальная наука, не может выйти из сферы Я, да и не должно выходить за ее пределы» (Там же. С. 244). Подобная система, отстаивающая самостоятельность мышления и свободу разума, называлась Фихте истинным идеализмом и критицизмом в противоположность догматизму. Это привело к принципиальному расхождению с И. Кантом в двух вопросах: в признании возможности для человека интеллектуального созерцания и в отказе от кантовской вещи-в-себе как независимого от сознания источника познания и знания.
        «Н.» Фихте подразделялось на теоретическую и практическую части; кроме того, можно выделить его ранний и поздний период. Основной вопрос раннего этапа «Н.» направлен на выяснение основания системы представлений, сопровождающихся чувством необходимости (опыта).Философия Фихте отвечает на вопрос о возможности опыта как сознания предметов; неприятие вещей-в-себе приводит к тому, что в качестве опоры при этом может выступать лишь спонтанная духовная деятельность. Основанием опыта является для Фихте Я, его единство, что выражается им в трех основоположениях — в первых достоверных безусловных положениях, лежащих в основе всякого знания: «Я первоначально полагает безусловно свое собственное бытие» (Там же. С. 81); «Я безусловно противополагается некоторое не-Я» (Там же. С. 88); «Я противополагает в Я делимому Я — делимое не-Я» (Там же. С. 95). В каждом новом основоположении «Н.» возникало новое противоречие, которое разрешалось в очередном положении. Такой антитетический способ построения развивал кантовскую идею триадичности категорий и предвосхищал будущую гегелевскую триаду «тезис-антитезис-синтез».
        В поздний период «Н.» Фихте все чаще усматривал исток всех вещей и всего знания не столько в Я, сколько в Боге, в Абсолютном, познать которое можно не в понятиях, а в непосредственном созерцании. В нем Абсолютное выступает как свет без светящегося, как единство без всяких противоречий. Человеческое Я оказывалось, тем самым, отблеском Абсолютного. Фихте исследовал абсолютное знание, которое рассматривалось им в качестве явления Абсолюта. В этот же период он разрабатывал вопрос об отношении единства к многообразному, о том, как единый и абсолютный Бог может выражаться во множестве конечного сущего, как можно вывести из самого света явление этого света и т.д.
        Рассмотрение Я как определенного предметами есть задача теоретического «Н.»; Я как то, что определяет предметы — задача «Н.» практического. Как и Кант, Фихте подчиняет теорию практическому; обе сферы связывает понятие свободы. Я свободно от природы и определяет себя само. Интеллигенция должна определять свою свободу, исходя из понятия самостоятельности; стремление к самодеятельности есть стремление к свободе. Для осуществления человеком себя как свободной персоны необходимо сопротивление. Морально мы действуем, если наше действие направлено на преодоление факторов, ограничивающих нашу свободу. Однако человек должен признавать стремление к свободе и у др. моральных существ. Морально добрый человек стремится подчинить природу разуму. В «Основных чертах современной эпохи» (1806) Фихте разделял априорную и апостериорную историю; он уже начал рассматривать разум с исторической точки зрения, предвосхищая в некоторых чертах будущие учения Ф. Шеллинга и Г. В. Ф. Гегеля: «Наукоучение должно быть своего рода прагматической историей человеческого духа» (Там же. С. 216). В «Замкнутом торговом государстве» (1800) Фихте утверждал принципиальную необходимость пяти ступеней развития государства, истолковываемых им, однако, как эпохи развития разума: господство инстинкта, господство внешнего принудительного авторитета, эпоха освобождения от авторитета и инстинкта, эпоха разумной науки (т.е. фихтеанское «Н.») и эпоха разумного искусства. Тезис об искусстве как о вершине познания возник у Фихте в эпоху романтизма и перекликался со взглядами его ученика и младшего современника Шеллинга. Однако уже в «Наставлениях к блаженной жизни» (1806), в которых Фихте выделил пять отношений человеческого сознания к миру, верхнюю ступень — после чувственного, рассудочного, нравственного и религиозного отношения — занимало научное знание.
        А.Н. Круглое

Энциклопедия эпистемологии и философии науки. М.: «Канон+», РООИ «Реабилитация»..2009.




Энциклопедия эпистемологии и философии науки 

skip_previousНАУКОВЕДЕНИЕ КАК ТОЧНАЯ НАУКАНАУЧНАЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ПРОГРАММАskip_next

T: 0.026575848 M: 27 D: 0