ЯЗЫК И МЫШЛЕНИЕ

        «ЯЗЫК И МЫШЛЕНИЕ» («Language and Mind») -книга Ноама Хомского (Чомски), опубликованная в 1968 в Нью-Йорке и затем неоднократно переиздававшаяся; рус. пер. — М., 1972. Основу книги составили лекции, прочитанные в 1967 в Калифорнийском ун-те и имевшие заглавие «Вклад лингвистики в изучение мышления» с подзаголовками «Прошлое», «Настоящее» и «Будущее».
        Главные объекты представленной в «Я. и м.» критики — структурная лингвистика и бихевиористская психология. Обе концепции признаются «неадекватными в фундаментальном отношении», поскольку в их рамках невозможно изучать языковую компетенцию. Хомский отвергает концепцию Ф. де Соссюра, согласно которой единственно правильными методами лингвистического анализа являются сегментация и классификация, а лингвистика сводится к моделям парадигматики и синтагматики лингвистических единиц. Более высоко Хомский оценивает идеи «Грамматики Пор-Рояля» и др. исследований 16—18 вв., которые он относит к «картезианской лингвистике». Эти универсальные грамматики составляют, по его мнению, «первую действительно значительную общую теорию лингвистической структуры». Хомский подчеркивает, что их авторы не проявляли особого интереса к описанию конкретных фактов; для них главным было построение объяснительной теории. Здесь Хомский видит истоки своей концепции, согласно которой глубинная структура соотносится с поверхностной структурой посредством некоторых мыслительных операций — в современной терминологии, посредством грамматических трансформаций.
        В лекции «Настоящее» Хомский обсуждает современное состояние проблемы соотношения языка и мышления. Система правил, соотносящих звук и значение, которой пользуется человек, пока недоступна прямому наблюдению, а лингвист, строящий грамматику языка, фактически предлагает некоторую гипотезу относительно этой заложенной в человеке системы. В связи с этим Хомский определяет условия, при которых грамматическую модель можно считать адекватной: грамматика, предлагаемая лингвистом, является объяснительной теорией, поскольку она дает объяснение тому факту, что носитель рассматриваемого языка воспринимает, интерпретирует, конструирует и т.д.конкретное высказывание некоторым определенным, а не каким-то иным способом. Принципы, задающие форму грамматики и определяющие выбор грамматики соответствующего вида на основе определенных данных, составляют предмет, который, следуя традиционным терминам, мог бы быть назван «универсальной грамматикой». Исследование универсальной грамматики, понимаемой таким образом, — это исследование природы человеческих интеллектуальных способностей.
        В главе «Будущее» Хомский вновь возвращается к вопросу об отличии своей концепции от структурализма и бихевиоризма. Для него неприемлем «воинствующий антипсихологизм», свойственный в 20—50-е гг. 20 в. не только лингвистике, но и самой психологии, которая вместо мышления изучала поведение человека. Научный подход к изучению человека должен быть иным, и важнейшую роль в нем играет лингвистика. Поскольку язык — «уникальный человеческий дар», изучать его нужно особым образом, исходя из принципов, определенных еще В. фон Гумбольдтом: язык следует определять как систему, где законы порождения фиксированы и инвариантны, но сфера и специфический способ их применения остаются неограниченными. В каждой такой грамматике есть особые правила, специфические для конкретного языка, с одной стороны, и единые универсальные правила, с др. К числу последних относятся, в частности, принципы, которые различают глубинную и поверхностную структуры.
        Хомски связывает проблемы языка с более широкими проблемами человеческого знания, где центральным является понятие компетенции. В связи с этим он возвращается к сформулированной еще Р. Декартом концепции врожденности мыслительных структур, в том числе языковой компетенции. В книге говорится также о нерешенных общих вопросах психологии и лингвистики, в частности, — об изучении биологических основ человеческого языка. В последнем издании (2006) представленный подход распространен на область «биолингвистики», где в поле обсуждения попадает активно развивающаяся в 21 в. философия биологии. По мнению Хомского, его подход к соотношению языка и мышления обеспечивает здесь достаточно плодотворную проблематизацию.
        М.В. Лебедев
        Лит.: Звегинцев В.А. Предисловие // Хомский Н. Язык и мышление. М., 1972.


Энциклопедия эпистемологии и философии науки 

T: 0.044679856 M: 1 D: 1