ТОПИКА

        «ТОПИКА» (греч. Тотка, лат. Topica) — труд Аристотеля. Был написан, по-видимому, после «Категорий» и до «Аналитик». Правда, некоторые исследователи считают, что «Т.» начинается там, где заканчивается «Вторая аналитика», однако в ней нет еще, в частности, четкого представления о доказывающем силлогизме. К тому же описанный здесь способ диалектического исследования применяется практически во всех произведениях Аристотеля, даже в «Аналитиках». Цель «Т.» Аристотель видит в том, чтобы «найти способ, при помощи которого мы в состоянии будем из правдоподобного делать заключения о всякой предполагаемой проблеме и не впадать в противоречие, когда мы сами отстаиваем какое-нибудь положение» (Тор. 1,1,100b 18—19). «Правдоподобным» ('sv5oi;a, букв, «существующее в мнении») он называет «то, что кажется правильным всем или большинству людей или мудрым — всем или большинству из них или самым известным и славным» (Тор. I, 1, Ю О Ь 22—23). Онтологическим эквивалентом правдоподобного является то, что бывает не всегда, а большей частью. Согласно Аристотелю, диалектика, синонимом которой является «топика», полезна для трех целей: «для упражнения, для устных бесед и для философских занятий» (Тор. 1,2,101а 27). Несмотря на то что ее умозаключения не обладают такой достоверностью, как аподиктические, она имеет ряд преимуществ перед аналитикой. Ее положения касаются свойств не одного какого-то рода, а разных родов, а потому обладают большей общностью. Если аналитика исследует только существенные свойства, то диалектика — и привходящие. Если предметом аналитики является неизменное и вечное, то диалектика исследует вещь в ее становлении и противоречивых свойствах. Если доказательство имеет дело уже с готовым знанием, то диалектический способ исследования направлен также на поиск нового знания. Диалектика исходит из более известного для нас, а потому легче для понимания. Согласно Аристотелю, положения, из которых составляются диалектические доводы, и проблемы, относительно которых они строятся, по числу и качеству совпадают, а именно «всякое положение и всякая проблема указывает или на собственный признак, или на род, или на привходящее; видовое же отличие, как относящееся к роду, нужно ставить вместе с родом» (Тор.1,4,101b 17—19). Аристотель выделяет четыре класса определенностей, т.е. свойств сказуемых, которые обусловливают его пригодность или непригодность для определения данного подлежащего: определение, собственный признак, род и привходящее. Определение ( о р о с. ) он характеризует как «речь, обозначающую суть бытия [вещи]» (Тор. 1,5,101b 38). Собственный признак ('i6iov) — «то, что хотя и не выражает сути вещи, но что присуще только ей и взаимозаменяемо с ней» (Тор. 1,5,102а 17—18). Род (yevoc,) — «то, что сказывается в сути о многих и различных по виду вещах» (Тор. 1,5,102а 31—32). Привходящее (аии(ЗЕ(Зпк6с,) — «то, что одному и тому же может быть присущим и неприсущим» (Тор. 1,5,102Ь 6—7). Это деление сказуемого на четыре класса определенностей (opiKa), названных впоследствии предикабилиями, Аристотель считает полным, поскольку они получены путем диайрезиса. Впоследствии Теофраст, вопреки указанию Аристотеля, в качестве пятой предикабилии выделил «вид» ( е Ч б о с, ). Вслед за ним так поступили Порфирий и средневековые мыслители, которые выделяли пять «способов сказывания» (modi praedicandi): genus, species, differentia, proprium, accidens. В диалектическом исследовании предикабилии выполняют важную функцию: они определяют способ исследования предмета. Поэтому Аристотель предупреждает, что хотя все предикабилии можно применить к определению, однако «по этой причине не следует искать один способ исследования для всего этого, ибо найти его не так легко, а если бы его и нашли, он был бы совершенно неясным и бесполезным для настоящего исследования» (Тор. I, б, 102Ь 34—37). Предикабилии, как правило, принадлежат к одной из категорий и служат для образования высказываний о них. Аристотель, в частности, утверждает, что «все положения, образованные посредством их, означают или суть [вещи], или количество, или качество, или какую-нибудь из остальных категорий» (Тор. 1,9,103b 24—27). Различая два вида диалектических доводов — наведение и силлогизм, — Аристотель считает наведение, трактуемое как «восхождение от единичного к общему», более убедительным, очевидным и доступным способом доказательства, тогда как силлогизм «более неодолимый и более действенный против тех, кто склонен спорить» (Тор. 1,12, 105 а 16—18). Диалектическое умозаключение — основной инструмент диалектического исследования — строится из правдоподобных положений и этим отличается как от аподиктических умозаключений, основывающихся на истинных и первых положениях, так и от эристических, «которые кажутся правдоподобными, но на деле не таковы» (Тор. I, 1, 100b 24). Для построения диалектических умозаключений Аристотель рекомендует использовать четыре «орудия» ('opyava): «первое — это принятие положений; второе — умение выбирать, в скольких значениях употребляется каждое [имя]; третье — нахождение различий; четвертое — рассмотрение сходства» (Тор. 1,13,105а 22—25). Метод диалектики полностью определяется ее целью, которую Аристотель видит в том, чтобы выработать такое мнение, которое учитывало бы все общепринятые мнения, критически отсеивая одни и уточняя др. Поэтому исследование начинается с обзора всех правдоподобных мнений, касающихся рассматриваемого вопроса, и разбора связанных с ними затруднений (апорий). Так как предмет диалектики («то, что может быть и иначе») допускает два противоположных мнения, то одну из основных целей диалектики, а точнее ее части — апоретики, Аристотель видит в том, чтобы отсеять ложные мнения и выявить наиболее правдоподобные из них, т.е. такие, которые приближают нас к познанию истины. Для этого диалектик должен подбирать аргументы в пользу как одного, так и др. положения, чтобы потом, сравнив их, сделать выбор в пользу более правдоподобного. Поскольку многие трудности вызваны многозначностью слов, Аристотель рекомендует «не только разбирать разные значения, но и стараться дать их основания» (Тор. 1,15,106а 2—3). Чтобы получить полную дефиницию предмета, он рекомендует начинать с наиболее общих понятий и путем последовательного деления (диайрезиса) выявить специфические признаки предмета.
        А для уточнения предмета исследования мы должны общие проблемы последовательно делить на частные. Исследование же сходства «полезно для доводов, основанных на наведении, а также для умозаключений из предположений и построения определений» (Тор. I, 18, 108b 6—7). «А для построения умозаключений из предположений, — указывает Аристотель, — оно полезно по той причине, что общепринято мнение, что как дело обстоит с одной из сходных [вещей], так оно обстоит и с остальными» (Тор. 1,18,108Ь 12—13). Путем сравнения свойств различных родов мы можем, считает он, выявить «общие места» (о i KOIVOI tonoi, лат. loci communes), которые у Аристотеля выступают в качестве основного средства диалектического исследования. Особый интерес представляют те топы, которые могут быть использованы как схемы, в соответствии с которыми следует строить умозаключения. К ним относится, напр., топ, согласно которому «то, что желательно ради него самого, предпочтительнее того, что желательно ради другого» (Тор. III, 1, 116а 28—29). В диалектических умозаключениях они выполняют ту роль, которую в доказывающих силлогизмах выполняет средний термин. В «Риторике» Аристотель определяет топ как элемент энтимемы, т.е. правдоподобного умозаключения (Rhet.II, 22,1396b 22). Однако функции топов в исследовании этим не ограничиваются. Они фактически определяют стратегию аргументации при решении той или иной проблемы и поэтому уже Цицероном характеризуются как «sedes argumentorum», т.е. как отправные точки, на основании которых осуществляется подбор аргументов. Поскольку диалектические проблемы касаются либо определения, либо рода, либо собственного признака, либо привходящего, то все топы Аристотель разбивает на четыре группы. Топы, касающиеся привходящего, рассматриваются во 2-й и 3-й книге, топы рода — в 4-й книге. В 5-й книге исследуются топы, касающиеся собственного признака, а в 6-й и 7-й — топы определения. В 8-й книге рассматриваются топы, используемые при доказательстве.
        СТ. Секундант
        Лит.: Аристотель. Сочинения: В 4-х т. Т. 2. М., 1978; Ахманов А.С. Логическое учение Аристотеля. М., I960; Луканин Р.К. «Органон» Аристотеля. М., 1996; Aristotelis opera. Vol. 1—5. В., 1831—1870; Prantl С. Geschichte der Logik im Abendlande. Bd. 1. Leipzig, 1855; Meier-Kunz A. Die Mutter aller Erfindungen und Entdeckungen. Ansatze zu einer neuzeitlichen Transformation der Topik in Leibniz' ars inveniendi. Wurzburg, 1998.

Синонимы:
учение



Энциклопедия эпистемологии и философии науки 

ТОТЕМ И ТАБУ →← ТОЖДЕСТВО МЫСЛИ И БЫТИЯ

T: 0.147174496 M: 3 D: 3